Когда я только начинала работать сексологом, я была потрясена тем, сколько женщин, оказывается, за свою жизнь хотя бы раз подверглись сексуальному насилию. (Под насилием я имею в виду половой акт, проведенный мужчиной с применением силы без согласия женщины.)

И многие из этих случаев относятся к бытовому насилию, которое обычно и изнасилованием – то не считается. Ведь преступник не обязательно маньяк и агрессор, а часто вполне приличный с виду человек, знакомый жертвы, или даже муж. Наша культура такова, что изнасилование без нанесения тяжких телесных повреждений – дело обыденное. И кто пойдет жаловаться?

Пистолетом не размахивал, нож к горлу не приставлял, смертью не грозил – значит, не было и в помине никакого насилия.

Вот случаи бытового изнасилования:

Девушка перепила на вечеринке, а парень воспользовался ситуацией и её состоянием.

Девушка долго встречалась с парнем, полностью ему доверяла. В один из вечеров, выпив, он настоял на сексе. Девушка этого не хотела, но и не сопротивлялась.

Женщина поссорилась со своим мужем. В один из вечеров он, применяя физическую силу, против её желания принудил к близости.

Они все – жертвы сексуального насилия. И психотравмы такие же, как у жертв маньяков и уголовников.

Так что не обязательно с ножом, и не обязательно в тёмной подворотне, и не обязательно уголовник.

Такие женщины очень долго испытывают чувство униженности, растоптанности, бессилия. Еще опаснее – появляющееся у многих жертв насилия чувство вины, желание обвинить в случившемся себя («я чем-то дала повод к этому, если бы на моем месте была другая, ничего бы не произошло. Я сама каким-то образом спровоцировала его»).

Пока жертвы насилия чувствуют себя то ли виновницами преступления, то ли их провокаторами, насильники будут ощущать себя вполне безнаказанными. К сожалению.

Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *